Новости‎ > ‎

Про яблоневый сад и строительный беспредел

Отправлено 4 февр. 2016 г., 8:28 пользователем Александр Бобров   [ обновлено 4 февр. 2016 г., 8:47 ]

Была в советском прошлом такая песня «И на Марсе будут яблони цвести». Вспомнилось это, когда закончились общественные слушания по проекту застройки нового микрорайона в северном районе Воронежа, спало напряжение и поутихли страсти. Сегодня на место мечтателей пришли их расчетливые потомки, охочие до денег, власти и комфорта.

На 1 февраля в Доме архитектора было запланировано рутинное мероприятие под названием «Публичные слушания по проекту планировки территории и проекту межевания территории, подготовленным в составе документации по планировке территории, расположенной в районе Московского проспекта и ул.Загоровского в городском округе город Воронеж». Если перевести эту бюрократическую абракадабру на человеческий язык, то речь идет об уничтожении остатков некогда огромного яблоневого сада, принадлежавшего сельскохозяйственному институту, и строительстве на его месте многоэтажного жилого комплекса. Организатор мероприятия – управление главного архитектора города и компания-застройщик ООО «Выбор» провели определенную подготовку к слушаниям, но, как водится, небрежно.

Выступавшая первой заместитель генерального директора компании Светлана Кузнецова хоть и говорила о социальной ответственности своей организации, но так и не смогла убедить в этом слушателей, отвечая на вопрос, в чем проявляется эта ответственность. Зато завершила свое выступление заверениями в том, что в компании с уважением относятся к памяти защитников Воронежа и исторической памяти в целом, не забыв, как положено, упомянуть Украину, где с исторической памятью все обстоит не так хорошо. Поэтому, по ее заверениям, все останки погибших воинов, обнаруженные при рытье котлованов, будут «совместно с поисковиками извлечены и в последующем захоронены». К чести присутствующих, тема Памяти оказалась одной из главных в последующем обсуждении. Еще до начала слушаний общественный активист и правозащитник Борис Супренок начал проводить сбор подписей под обращением к губернатору и мэру с требованием проведения полномасштабных поисковых работ на месте боев 1942-43 годов, и вплоть до их завершения наложить мораторий на реализацию строительных проектов на этих территориях. Кроме того, в обращении содержится требование создания мемориальной зоны в районе яблоневых садов.

Выступивший затем еще один представитель компании «Выбор» Владимир Щепелев рассказал о самом проекте и презентовал чертеж планировки территории. Согласно проекту на месте вырубленного сада должен быть построен жилой микрорайон из 17- и 18-этажных домов с населением около 20 тысяч жителей. В микрорайоне запланировано строительство школы на полторы тысячи мест и двух детских садов на 250 и 320 мест. Территория микрорайона ограничена транспортными магистралями: с запада – Московским проспектом, с севера – улицей Ломоносова, с юга – улицей Шишкова. В восточной стороны этой территории проектом предполагается прокладка 4-хполосной магистрали, соединяющей улицы Шишкова и Ломоносова.

Сообщение г. Шепелева вызвало целый шквал вопросов присутствующих. Вот лишь некоторые из них.

Вдоль планируемой магистрали расположен ряд домов коттеджного типа. Как учитывались интересы жильцов при ее проектировании? Ответ: Магистраль будет проходить в 100 метрах от домов и жителям нечего беспокоиться.

Проводилась ли культурно-историческая экспертиза территории? Ответ: Нет, но проводилась лесопаталогическая экспертиза, выявившая наличие заболеваний у большинства деревьев, что может служить основанием для их вырубки.

Почему не строятся школы в соседних, уже заселенных микрорайонах? Будет ли доступна проектируемая школа детям из этих микрорайонов. Внятного ответа не последовало. Правда, попутно выяснилось, что проекта школы еще не существует, и, по-видимому, окончательно не решен вопрос с финансированием ее строительства.

Как будет решена проблема рабочих мест для жителей микрорайона? Ответ: На территории микрорайона будет расположено несколько предприятий культурно-бытового обслуживания и торговли. Милости просим в продавцы.

Как будет решен вопрос с озеленением территории? Кто будет этим заниматься? Ответ: 2 гектара будут занимать озелененные бульвары. Это не может не вызвать восторга, ведь на каждого жителя придется, только вдумайтесь, целых 1 кв. м. зеленых насаждений!

Не слишком ли много в Воронеже жилья? Почему в городе не строятся парки? Аплодисменты. Ответ: В городе 200 с лишним парков. Смех в зале.

Какие денежные средства поступили в казну города за счет приобретения участка? Ответ: На момент приобретения участка он находился в частной собственности. За какую сумму он был приобретен? Ответ: Это коммерческая тайна.

Вопреки регламенту вопросы переходили в выступления, большинство из которых отличались высокой эмоциональностью. С болью говорили о судьбе сада, о цинизме чиновников, говорящих правильные слова и глумящихся не только над ныне живущими, но и над памятью павших. Накал страстей, в очередной раз, наглядно показал, что власть и слившийся с ней бизнес (владелец «Выбора» Александр Цыбань вместе с другими хозяевами крупных воронежских строительных компаний является депутатом областной Думы от партии «Единая Россия») живут в своем, отдельном от нас мире. Жаль только, что в большинстве случаев мы ограничиваемся выплескиванием эмоций и не ищем возможности отстоять свои права, объединившись с другими людьми.

Затем пришел черед записавшихся для выступлений. Первым вышел молодой человек, сообщивший, что проект хороший, там есть школа, детский садик и ему он очень нравится. В целом в защиту проекта высказались, по моим подсчетам, порядка десятка граждан. Они четко разделились на две группы: довольно тихие молодые люди, произносившие примерно тот же самый текст, и женщины чуть постарше, активно выступавшие за проект. Среди приводимых ими аргументов были весьма интересные, например:

«В этом саду сейчас живут бомжи, там всё засыхает и всё рушится»

«Яблоки из этого сада пропитаны трупным ядом!»

«В этом саду даже днем нельзя гулять, там полно наркоманов»

Ужас охватывает, как представишь себе эту картину. Бедолаги бомжи, спящие на голой земле и питающиеся яблоками с трупным ядом, впавшие в транс наркоманы, а кругом все рушится, рушится… А нам предлагают построить здесь город мечты, про который рассказал господин Щепелев.

Но мечта начала меркнуть, когда дождались своей очереди те, кто не попал в первую десятку. Первым о недопустимости реализации этого проекта, в том числе, с экологической точки зрения заговорил эколог Алексей Ковтун. Он же вернулся к теме собственности. Каким образом участок земли, находившийся в федеральной собственности, попал в частные руки? Почему по этому поводу не были проведены общественные слушания?

В своем выступлении автор этих строк обратил внимание на социальный аспект проекта. 70% из планируемых 13069 квартир будут однокомнатными, т.е. рассчитанными на проживание 1-2 человек. Перед любым молодым человеком, приобретшим такую квартиру, достаточно быстро встанет вопрос о ее замене на 2-х или 3-х комнатную. Это означает, что микрорайон станет временным пристанищем для молодых, активных людей и местом постоянного проживания для пожилых пенсионеров. Многие квартиры будут приобретены с целью их сдачи внаем. Для района будет характерен пониженный уровень социализации. Нетрудно предвидеть его социальные перспективы, имея пример Березовой рощи или Бульвара пионеров. Однако указанные районы могут показаться вполне благополучными, если дополнительно учесть высокую этажность застройки, низкую степень озеленения и приближенность к транспортным магистралям городского масштаба.

Сама по себе высокая этажность соответствует современным концепциям градостроительства, однако в совокупности с высокой плотностью застройки, ведет к созданию крайне неблагоприятных условий для проживания. В сопроводительной документации к проекту имеется таблица «Баланс планируемой территории», из которой следует, что площадь так называемой территории общего пользования (части ее, свободной от зданий, инженерных и транспортных объектов) составит 22,8 га, т.е. 11,6 кв. м. на одного жителя. Высокая скученность населения при его низкой социализации станет источником повышенной стрессовой нагрузки для жителей микрорайона.

Отдельной проблемой является обеспечение безопасности граждан при возникновении чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера. Это касается как чисто бытовых проблем, связанных с возможными перебоями в элетроснабжении (отключение лифтов, насосных агрегатов и пр.), так и повышенной сложности эвакуации при пожарах, взрывах и иных ЧС. К сожалению, этот, крайне важный аспект проекта, совершенно не затрагивался ни в его презентации, ни в вопросах, ни в выступлениях присутствующих.

Много было сказано об экологии территории. Крошечный участок земли размером 2,5 км на 1 км окажется зажатым в кольце 4-х оживленных транспортных магистралей, что неминуемо приведет к повышенному уровню загрязненности воздуха. По данным проектной документации «участки зеленых насаждений общего пользования и спортивных сооружений» займут 16,6 га, что в пересчете на одного жителя составит 8.5 кв. м. Правда, непонятно, какая доля из них придется на спортивные сооружения, а какая на зеленые насаждения. Возможно, насаждением достанется упомянутый выше 1 квадратный метр. Как стало понятным из ответа на вопрос о способах сбора и вывоза мусора, разработчики не особо беспокоились по этому поводу, и не собирались рассматривать какие-либо из современных подходов к решению этой проблемы. Те же надворные контейнеры и мусоровозы.

В микрорайоне не запланировано строительство поликлиники. Кто будет обслуживать население района. Поликлиники Коминтерновского №3 и №4 достаточно удалены территориально и предельно перегружены. Фактически, люди лишаются своего конституционного права на качественное и бесплатное медицинское обслуживание. Единственная школа, даже в случае ее скорого появления, не сможет удовлетворить имеющихся потребностей с учетом отсутствия школ в окрестных густонаселенных районах.

Очень важной является проблема транспортной доступности. Как справедливо отмечается в проектной документации, исторически сложившаяся городская структура «характеризуется сосредоточением большей части учреждений городского значения в Центральном и Ленинском районах города. В этих районах, где сформировался центр города, расположены основные административные, общественные и хозяйственные организации города, а также учреждения культурно-бытового обслуживания». Отсюда с очевидностью следует вывод о необходимости обеспечения транспортной связи нового микрорайона с другими районами города. И снова мы видим, с какой легкостью разработчики проекта пренебрегли насущными интересами людей. Что в плане доступности к центру может решить запланированная ими магистраль между улицами Шишкова и Ломоносова? Ведь добраться до центра города по-прежнему можно будет только по Московскому проспекту и улице Шишкова. Запланировав 7727 автопарковочных мест, авторы проекта, по давно сложившейся у нас традиции, предлагают гражданам самим решать и эту проблему.

Итоги слушаний позволяют сделать крайне неутешительный вывод: вместо Города мечты на окраине Воронежа будет возведено социальное гетто.

Наконец, о главном. О том, что делает нас людьми, о нашей Памяти. Руководитель поискового отряда «Дон» Михаил Сегодин и Борис Супренок напомнили, что на месте предполагаемой застройки летом 1942 года велись ожесточенные бои частей Красной Армии с рвавшимися к центру города соединениями вермахта. По данным Минобороны на территории яблоневого сада за одни сутки погибли 1800 военнослужащих. Всех их оставили на поле боя в окопах, воронках, блиндажах, наскоро засыпанных братских могилах. В Российской Федерации принят и действует Закон №4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите отечества», предписывающий органам местного самоуправления производить захоронение непогребенных останков погибших, обнаруженных в ходе поисковой работы на территории Российской Федерации.

Статья 22 часть 2 Закона №8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" гласит: «Перед проведением любых работ на территориях боевых действий, концентрационных лагерей и возможных захоронений жертв массовых репрессий органы местного самоуправления обязаны провести обследование местности в целях выявления возможных неизвестных захоронений». А в часть 4 той же статьи говорит о том, что «Запрещаются поиск и вскрытие старых военных и ранее неизвестных захоронений гражданами или юридическими лицами, не имеющими официального разрешения на такую деятельность». Это к вопросу о претензиях компании «Выбор» на вскрытие неизвестных воинских захоронений с помощью бульдозеров и экскаваторов.

Михаил Сегодин предложил показать фильм о работе поисковиков в районах воронежских новостроек, однако ведущий слушания Антон Шевелев отказался это сделать, сославшись на недостаток времени. Правда, в самом начале он же предлагал участникам высказывать все свои соображения и выражал готовность работать хоть до пяти часов вечера. В случае же с фильмом он справедливо полагал, что его показ может переломить ход дискуссии. Завершая свое выступление, он сообщил, что на месте боев остались сотни боеприпасов, в том числе, неразорвавшиеся бомбы и снаряды. Ответственность за проведение строительных работ на такой территории целиком лежит на главном архитекторе, подписавшем проект.

Борис Супренок обратил внимание участников слушаний на то, что систематические нарушения законодательства – обычная практика в работе воронежских строительных компаний. Он предложил подписать составленное им обращение к губернатору и мэру с требованием наложить мораторий на ведение строительных работ, организовать поиск неизвестных захоронений и перезахоронение останков погибших воинов, а после этого провести общественные слушания о дальнейшей судьбе этого участка. Большинство участников слушаний, вопреки тому, что сообщил в газете «Моё» журналист Роман Прытков, сошлись во мнении, что на этой территории должен быть создан мемориальный комплекс и разбит парк.

Виктор Хлебостроев, зам. председателя регионального отделения партии «Яблоко»