Новости‎ > ‎

Почему в России не хватает полиции?

Отправлено 17 нояб. 2015 г., 0:10 пользователем Constantin Dimitriev   [ обновлено 17 нояб. 2015 г., 8:45, автор: Александр Бобров ]

В Южном парке 06.11.15

Это первые три ссылки, выданных Яндексом на запрос о нехватке полиции в России. Всего найдено 12 миллионов ответов.

Выступление министра МВД В.А. Колокольцева в Госдуме РФ 19 октября 2013 г.
«МВД России испытывает нехватку сотрудников, работающих непосредственно «на земле», особенно в поселках городского типа и сельских поселениях».

Как стало известно РБК daily, полицейские придумали, как решить проблему кадрового голода. 

Полицейских не хватает | Гражданин и полиция
Таким образом, численность России в 2014 году неожиданно увеличилась и теперь составляет примерно 145 968 792 человека. И получается, что на 131 человека приходится все так же один сотрудник МВД.

Но и так проблема нехватки кадров в полиции на слуху, редкие дни обходятся без жалоб властьимущих на недостаток сословия, которое обеспечивает их защиту. Я хотел бы рассмотреть эту проблему с несколько иного ракурса. А именно хочу рассказать, чем были заняты несколько полицейских первую половину дня 6 ноября 2015 г.

Как известно, в Воронеже есть так называемый «сектор газа». Нет, я не о знаменитой рок-группе, я о той местности, откуда эта рок-группа получила своё название. Это треугольник, включающий промышленные гиганты: завод СК, шинный завод и Машмет. В этом секторе газа совершенно случайно затесался небольшой парк, под именем Южный. Надо заметить, что до последнего времени мало кто, даже из местных жителей, знал это название. Лично мне парк был знаком под гордым именем Козлиный. Под этим именем он и обрёл мировую известность. Это сейчас почти все забыли, что в 1989 г. в парке приземлилась летающая тарелка и местные жители познакомились лично с пришельцами. А ведь по следам этих невероятных событий была издана книга воспоминаний участников и другие материалы. Контакт с неземной цивилизацией несколько раз рассматривался на уфологических конгрессах. До сих пор всерьёз рассматривается возможность создания музея "Контакта".

Это было небольшое вступление. А теперь к сути. Из этого маленького парка, имеющего всемирную известность, РПЦ откусила жирный кусок в размере полутора гектаров. Этот кусок обнесли железным забором и за ним начали рубить деревья. За вырубкой деревьев началось строительство неизвестного объекта, не обозначенного на фасаде стройки. Как не обозначено там начало и конец строительства, и кто его ведёт. Хотя СНиП никто ещё не отменял: "При въезде на площадку следует установить информационные щиты с указанием наименования объекта, названия застройщика (заказчика), исполнителя работ (подрядчика, генподрядчика), фамилии, должности и номеров телефонов ответственного производителя работ по объекту и представителя органа госстройнадзора (в случаях, когда надзор осуществляется) или местного самоуправления, курирующего строительство, сроков начала и окончания работ, схемы объекта."  Если верить г. Филиппову, местному священнику, ответственному за все творящиеся безобразия, строится церковь. Мы помним, что храмы ещё во времена Иисуса Христа использовались преимущественно для торговли. Поэтому подход к делу у г. Филиппова незамысловатый, прочитанный в каком-то старом учебнике по сетевому маркетингу. 06 ноября 2015 г. был собран люд, преимущественно пенсионного возраста, в количестве нескольких человек, отведать дармовой каши, чаю и поучаствовать в молебне на территории незаконной стройки. Понимаете? Людям предложили отдать почти четверть парка за плошку чечевичной похлёбки. Они согласились. Правда очень немногие, но для РПЦ достаточно. Всё это незамысловатое мероприятие охраняли двое полицейских.

Мы с Павлом пришли посмотреть на это замечательное мероприятие и объяснить всем желающим нашу позицию, состоящую в том, что мы против вырубки деревьев и застройки парков. Для этого приготовили по плакату. Один гласил, что мы не против храмов, мы против храмов в парках. Другой плакат настаивал, что надо уважать чувства людей, бегающих в парке. Первое, что я увидел, была огромная надпись на заборе, огораживающем стройку. Какой-то хороший человек написал: "Жил-был поп, толоконный лоб. Пошёл поп по базару посмотреть кой-какого товару. А.С.Пушкин." Далее читалось слово "Паразиты" и полустёртая надпись "Мы добрых граждан позабавим..." Унылый мужик с тряпкой, предвидя невесёлый рабочий день на ветру, меланхолично тёр надпись. На одном из балконов, выходящих в парк, висел призыв: "Не ставь крест на нашем парке, госп. Филиппов!"  Наученные чужим горьким опытом, учитывая наличие поста полиции, мы разошлись на сто метров друг от друга и рассказывали всем желающим послушать о том, что в Воронеже на каждого человека приходится менее 5 кв. м. зелёных насаждений. Для сравнения в Москве около 17, в европейских городах норма составляет 50. Понемногу подтягивались богомольцы, задавали дежурный вопрос о том, сколько мне за это платят, и , не дожидаясь ответа, проскальзывали за трёхметровый забор в поисках халявной каши.

Подходили местные жители, рассказывали, что неподалёку церковь уже двадцать лет строят, никак не достроят. Предлагали все силы бросить на недострой, а парк оставить в покое. Наряд полиции принял активное участие в обсуждении проблемы. Один полицейский заявил, что ему всё равно, второй оказался рьяным сторонником строительства в парке. Ещё они переписали содержание наших плакатов и донесли о нас начальству. Время прошло быстро, меня в очередной раз обвинили в работе на госдеп, любители бесплатного угощения упрыгали за строительные ямы.  День рабочий, хорошо бы ещё успеть на работу. Мы сложили плакаты и собрались немного поговорить о дальнейших действиях. Но не тут-то было. Приехал наряд полиции во главе с целым майором.  Майор, представившись, заявил, что мы подозреваемся в организации несанкционированного массового мероприятия. На моё заявление о проведении двух одиночных пикетов и удивлённый вопрос о том, где он увидел массовое мероприятие, майор ответил, что там разберёмся. Там, это оказалось отделение полиции по адресу ул. Волгодонская 20. До места проведения пикетов около двух километров. Повезли нас двое сотрудников на УАЗ-патриоте, майор поехал отдельно. Записываем - в спецоперации было задействовано трое сотрудников полиции и два автомобиля. 

Выяснение всех вопросов на месте заняло около получаса. К 10 часам утра нас доставили в отделение и начали снимать показания. Подробнейшим образом переписали всех моих домашних, жену и детей, с адресами каждого и датой рождения.
 Зачем? - спросит нормальный человек. Рассказываю - чувствуешь себя очень неприятно, когда приходится рассказывать о самых близких людях сотрудникам полиции. Наверное, в русском человеке это уже в подсознании. Потом примерно полчаса ушло на отбор объяснительных.  В итоге на пустом месте три сотрудника полиции при поддержке двух автомобилей задержали двух активных граждан, которые ничего не нарушали.  К этой малоприятной истории остаётся добавить, что мы просидели в участке три часа, периодически получая у дежурного информацию, что сотрудник, который должен разбираться с нашим "делом", вот-вот подойдёт. По прошествии двух часов ожидания даже объявили по селектору, что долгожданный сотрудник уже прошёл через проходную и вот-вот появится. Ещё через час я сказал дежурному, что прошло три часа, и дальнейшее наше удержание я буду рассматривать как применение недозволенных методов воздействия. Через пять минут нас отпустили.

Вроде мелкий эпизод, сущая ерунда. Полиция попусту потратила четыре человеко-часа, мы потеряли по полдня. Но если ещё добавить к этому многомесячную работу следственного комитета по борьбе с "ворами", укравшими висевшую на заборе копеешную картину 
(Плохой-хороший человек). 
Приплюсовать суровые обвинения о призывах к свержению конституционного строя в адрес "Мемориала", противоречащие не только Конституции, но и элементарному здравому смыслу. Просуммировать полуторагодовую судебную тяжбу Воронежского ГУВД с четырьмя нашими товарищами, возложившими букеты колосков, перевязанных чёрной лентой, к зданию областной администрации в знак протеста против планов разработки никеля в Воронежской области. 
И таких примеров множество. Из этого попусту пропавшего времени складываются годы рабочего времени, потраченного не на борьбу с преступностью, а на препирательства с неравнодушными гражданами, желающими сделать жизнь в стране чище и лучше. Наша страна, конечно, богата, но такого отношения к делу и она долго не выдержит. Не пора ли задуматься?

PS. Вот только сегодня узнал. Ещё двое полицейских после отвода нас в участок в течение часа пытались у прохожих получить свидетельские показания о том, что мы вдвоём стояли с транспарантом. К нашему счастью им это не удалось. Иначе бы не избежать штрафа и потенциальной возможности в дальнейшем попасть за решётку. Сразу вспоминается Марк Гальперин, который уже на себе всё это прочувствовал. Можно добавить ещё пару выброшенных на ветер рабочих часов полиции. Ну и не просто так они нас в участке мариновали. Спасибо местным жителям за поддержку!

Константин Димитриев